maxfraikiev (maxfraikiev) wrote,
maxfraikiev
maxfraikiev

Categories:

Коронационные портреты Николая Павловича и Александры Федоровны кисти Дж.Доу

За этими портретами я "гонялся" давно - помогла знакомая из музеев Кремля.
Многим известно, что несколько лет Джордж Доу (Дау) плодотворно работал в России. Огромное количество его работ украшает множество музеев бывшей империи. И если обилие работ Доу в галерее 1812 г. в Эрмитаже меня в свое время не очень впечатлило, то портрет в Донецком худ. музее (портрет Мордвинова) просто поразил - насколько превосходный портретист был Доу. 
Коронационный альбом Николая Первого, вышедший на французском довольно примитивен - гравюры очень посредственные - явный откат к российской гравюре времен Анны Иоанновны. В альбомах коронации Николая Второго есть также Николай Павлович, возлагающий на себя корону. Но полноценные портреты императора с регалиями - редкость, если не БОЛЬШАЯ редкость.
Ниже предлагаю выдержки из статьи в "Нашем наследии" за 2000 г. (№55) с небольшими комментариями.

 
Оба портрета кисти Доу находятся в Великобритании, о колье-франж я немного написал в тезисах к Эрмитажной конференции http://maxfraikiev.livejournal.com/38442.html#cutid1.
Очевидно, это первое изображение подобного типа украшений.

Джордж Доу исполнил портреты по заказу Уильяма Спенсера Кавендиша 6-го герцога Девонширского (1790-1858), который был представителем короля Георга Четвертого на коронации в москве 1826 г. Ранее гергоц и великий князь встречались в Великобритании. Герцог был буквально очарован будущим монархом (дело было в 1816 г. в Лондоне, в доме русского посла Х.А. Ливена. Англичане еще были под впечатлением посещения Лондона российским императором Александром Первым). И не только он - барон Стокмар, бывших на приеме у графини Ливен так отозвался о великом князе: "Он исключительно красивый, привлекательный молодой человек... без того, чтобы быть худым, стройный, как сосна... с совершенно правильными чертами лица, прекрасным открытым лбом, красиво изогнутыми бровями, прямым носом, изящным ртом, хорошо очерченным подбородком... Он живой, без всякой застенчивости или скованности, и при этом с прекрасными манерами... Он довольно разговорчив, говорит по-французски с очень хорошим акцентом. Он сопровождает свою речь приятной жестикуляцией. Если и не всё, что он говорит, чрезвычайно умно, то по крайней мере мило, и он проявляет несомненный талант к флирту... Он демонстрирует уверенность во вем, что он делает, без малейшей претензии..." 
Молодой герцог Девонширский пригласил великого князя в свой дом в Четсворте. Где почти ровесники проводили время в доверительных беседах у камина, игре на фортепиано и пении старинных баллад. Великий князь посадил в саду герцога испанский каштан. Николай и герцог встречались позже в Лондоне, катались врехом в Гайд-парке, посетили петушинные бои (наскучившие будущему монарху). Герцог писал, что Николай заменил ему сводного брата Клиффорда, находившегося на флотской службе.
В марте 1817 г. николай покинул Лондон и позвал нового друга в Берлин на помолвку с принцессой Шарлоттой, а после и на свадьбу в Петербург. Однако в русской столице Николай "перепоручил" герцога брату Михаилу, сославшись на занятость в связи со свадьбой. Письмо-извинение он подписал "Николай Шотландец". Его принимали и император Александр и вдовствующая императрица Мария. Герцог хотел приехать через 3 года, но прибыл уже послом на коронацию Николая, в Петербурге ему предоставили дом А.Демидова на Невском проспекте (наискосок от Аничкова дворца). Из-за похорон императрицы Елизаветы Алексеевны коронацию перенесли на 2 месяца. Николай смог встретиться с герцогом только 2 июня (герцог прибыл 22 мая). Встреча была очень теплой - скорее старых друзей, чем посла и нового императора. После этого были еще две встречи - в семейном кругу императора. И конечно же - присутствие на коронации в Успенском соборе Кремля.
Как посол короля герцог давал 10 сентября бал в честь императорской четы и по мнению современников он превзошел многие из проводившихся в те дни. Действо проходило в самом большом частном доме Москвы тех лет - доме Баташова (известен как Шепелевский дворец, постройки 1798-1802 гг., арх-ры Р.Казаков и М.Кисельникова) на Вшивой горке. Императорская чета прибыла в 9 вечера (прием начался в 19:30). Одним из важных моментов праздника была демонстрация только написанного Доу коронационного портрета Николая. Прообразом для портрета скорее всего послужила рання работа Доу - портрет великого князя Николая Павловича 1821 г. (сейчас Гос. Эрмитаж).
 
Фрагменты портрета Николая Павловича, справа регалии  и виднеющиеся из окна (весьма странного тоже) Теремной дворец, Успенский собор, остроеннная после взрыва звонница  Ивана Великого и сам столп, очевидно, Благовещенский собор и Грановитая палата (но весьма вольно расположенные) - но тут вполне понятен символизм изображений
Замечательному профессионалу было не трудно "переодеть" Николая и добавить соответсвующие атрибуты (которые, на мой взгляд, не очень (мягко говоря) получились - А.К.). Герцог заплатил за портрет 800 фунтов стерлингов (на тот момент 15 000 рублей). С художественной точки зрения к Доу есть ряд претензии - некоторая "наложенность" головы Николая на корпус, неточность в изображении регалий (особенно "пострадала" корона). Возможно, сказалась быстрота исполнения заказа и отсутствие натурных сеансов.

 
Портрет герцога кисти Т.Лоуренса, 1811 (через 10 лет на коронации Георга Четвертого он будет нести королевскую державу)
Справа - герцог времен коронации Николая Первого - вторая половина 1820-х гг. Тоже кисти Лоурэнса из Королевского собрания Великобритании

Портрет императрицы выполнен уже позднее, может быть Доу просто не успел его написать к приему. Александра также не позировала художнику - он снова-тки использовал раннюю работу - портрет великой княгини Александры Федоровны с детьми (сейчас Гос. Русский музей) - тот же ракурс, прическа, только на коронационном портрете уже императрица стоит в полный рост с малой короной (первое детальное и точное изображение регалии в парадном русском (не по автору, а по изображаемому лицу) портрете 19 века - А.К.).


Коронационных портретов Николая и Александры, повторюсь, практически нет - Вильгельм Голике (ученик и помощник Доу) повторил портрет Александры (сейчас в ГИМе), было сделано несколько гравюр и небольших портретов. Александра с короной есть у Неффа (и ряде его подражателей, в частности, в ГИМе). Но с Николаем все таинственно. Возможно, печальные события, сопровождавшие его восшествие на трон, как и у старшего брата, не располагали к созданию коронационных портретов.
В 1844 г. ожидался приезд Николая в Великобританию, но до имения друга монарх так и не добрался и не увидел фонтан "Императорский" созданный Пакстоном.
Спустя много лет, во время крымской войны император попросил герцога Девонширского помочь русским пленным, которые по мнению монарха содержались значительно хуже англичан в русском плену. " Мой дорогой Герцог, Вы единственный друг, оставшийся у меня в Англии... Остаюсь до конца жизни Вашим искренним и истинным другом, Николай. Петергоф, 23 августа 1854". 
Tags: 1826, aleksandra feodorovna, crowning, geogre dawe, nicholas i, william cavendish 6th duke of devonshire, Александра Федоровна, Джордж Доу, Николай I, Уильям Спенсер Каведиш 6-й герцог Девнши, коронация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments