?

Log in

No account? Create an account
Пусть годы проходят, живёт на земле любовь. И там, где расстались, мы встретились нынче вновь...
Добро пожаловать!
Коронационные сборники Российской империи. 11 коронаций и 7 сборников. Часть 1 
25th-Mar-2009 11:40 pm

Реформы Петра Первого затронули все сферы жизни Московского государства-позже Российской империи. Консулось это и церемониальных дел и их фиксации-документирования. Еще со времен Азовского похода регулярно стали вестись камер-фурьерские журналы, где записывались основные деяния монарха и его окружения. В 1723 г. начали активную подготовку к первой российской коронации (все цереомнии предыдущие принято называть «венчанием на царство»). Новый императорский титул и ориентирование на ценности западной культуры отразилось и в том, что в 1724 г., вскоре после коронации Екатерины Первой был напечатан первый российский коронационный сборник (до этого времени создавались «чины», которые не являлись печатными изданиями, а были, если можно сказать, сценариями к самим церемониям).



Описание коронации Ее Величества Императрицы Екатерины Алексеевны, торжественно отправленной в Царствующем граде Москве 7 Маиа 1724 году. Печатано в Санктпетербурхе при Сенате, 1724 году, Сентября 5 дня. А в Москве против тогож Генваря в 30 день, 1725 году.

В том же году данное «Описание» вышло на немецком языке «Beschreibung der Kronung Ihro Majesttat der Kayserinn aller Reussen Catharina Alexiewna …».
В бывшей Ленинке мне удалось работать с этим изданием – все очень скоромно, но подробно описано. Московский вариант книги вышел уже после смерти Петра и в тексте встречаем «блаженной памяти Его Императорскаго Величества». К моему огромному сожалению, в «Описании…» нет ни одной иллюстрации, хотя зарисовки «с натуры» велись.



Об этом говорит челобитная И.В.Чернавского, поданная спустя много лет уже императрице Елизавете Петровне о том, что «в 724м году во время коронования блаженной и вечнодостойной памяти прелюбезнейшей матери вашего императорского величества рисовал всю церемонию в лицах» (РГАДА, ф.286, оп.2, д.1, л.786об.) В архивах РГАДА мне не удалось найти никаких риунков в делах о коронации Екатерины Первой. Светлана Амелихина (ведущий сотрудник музеев Московского Кремля) говорила мне, что в «Описании коронации…» есть неточности (цвет одеяния герольдов, например). Подробное описание церемонии оставил камер-юнкер Ф. Бергольц, сопровождавший герцога Голштинского, но опять-таки – без картинок. Знаменитым гравёром И.Ф. Зубовым была сделана «Конклюзия, посвященная коронации…». А. Зубову приписывают изображение праздничного фейерверка к коронации Екатерины Алексеевны.



Зубов также создал портрет-гравюру Екатерины Первой в полный рост в большой императорской короне в окружении ее «предков» - от Рюрика до Петра. Что не позволило сделать «Описание коронации…» полноценным – можно только гадать.

Петр Второй, процарствовав три года так и не удосужился распорядиться о подготовке коронационного сборника. Хотя тут архивы РГАДА довольно богаты изображениями – несколько эскизов новой большой императорской короны, эскизы триумфуальных арок и тд. Но молоденький монарх был занят почти ежедневной охотой и развратом. А бывшие «птенцы гнезда Петрова» точили зубы друг на друга – какой уж там сборник…


Рисунки, созданные по предложению Ф.Прокоповича к коронации Петра II (РГАДА)

Новая самодержица (после того, как разорвала месяц существовавшие кондиции) России Анна Иоанновна оказалась очень благосклонной к увековечиванию своего вошествия на прародительский престол.
Описание коронации Ея Величества Императрицы и Самодержицы всероссийской, Анны Иоанновны, торжественно отправленной в царствующем граде Москве, 28 апреля 1730 году. Печатано в Москве при Сенате, октября 31 дня, 1730 году.

      

Это небольшое по объему страниц (тот вариант, который имеется у меня – это 64 страницы текста и гравюр – естественно копии с оригиналаJ) издание впервые было украшено иллюстрациями. Русскоязычный вариант есть снова-таки в бывшей Ленинке (Российская Государственная библиотека). Коронация императрицы Анны Иоанновны проходила в Москве 28 апреля 1730 года. Сразу после окончания придворных торжеств начались работы над коронационным альбомом, наблюдение за которыми было поручено В.Н. Татищеву. Рисунки исполнялись в Москве и отправлялись в Петербург, где их должны были гравировать в Академии наук. Последним 16 ноября 1730 года был послан портрет, исполненный Л. Караваком (увы, на гравюре изображение Анны было довольно упрощенным – русское искусство гравюры в те годы было довольно плохо развито – бурное начало при Петре застыло в окололубочных изобрадениях почти до середины XVIII в.). Работы по гравированию продвигались, по-видимому, крайне медленно. И хотя текст описания был напечатан в Москве в конце 1730 года, гравирование затянулось, и все гравюры были готовы и отпечатаны только в мае 1732 года. Значительные трудности возникали с поступлением бумаги и других материалов.
В общей сложности было подготовлено 14 гравюр. Портрет и сцену коронования в Успенском соборе гравировал А.Х. Вортман, коронационную процессию с рисунка Х. Марселиуса, присутствовавшего на коронации, и фейерверк 30 апреля 1730 года – О. Эллингер. Остальные таблицы, не подписанные авторами, исполнялись в Гравировальной палате Академии наук.
Также в Академии наук было подготовлено издание коронационного альбома на немецком языке. Портрет императрицы и три большие иллюстрации со сценой коронования, коронационной процессией и фейерверком одинаковы и в русском, и в немецком изданиях, они были перепечатаны с тех же досок. Остальные таблицы были откорректированы и гравированы вновь, некоторые уменьшены до размера альбома, на других упорядочено размещение предметов. Гравюры исполнили молодые ученики О. Эллингера – И.А. Соколов, Г.А. Качалов, Ф.Е. Маттарнови, Ф. Бернц. Кроме того, для немецкого издания Эллигер гравировал две сюжетные виньетки – заставку «Объявление о коронации» по рисунку И. Шумахера и концовку с изображением народного праздника в Кремле. Большинство специалистов отмечает, что немецкое издание, таким образом, получилось более цельным.

В 1731 году при Императорской Академии Наук «Описание» вышло также и на немецком языке «Umstandliche Beschreibung der hohen Halbung und Cronung der Allerdurchlauchligsten, groszmachtigsten Furstin und groszen Frauen Anna Joanowna Kaiserin und Selbstherrscherin von gantz Rusland, w Solche den 28 April 1730 in der Kayserlichen Haupt und Residentz Stadt Moscau unter allgemeinen Frolocken des Russichen Reichs». St.- Petersbourg, 1731. 46 с. Folio. (342x250 мм.). Портрет Анны Iоановны и 17 гравюр, из коих 5 складных, причем некоторые доски одинаковы с русским изданием, некоторые же гравированы вновь. К немецкому изданию прибавлены, кроме того, две виньетки, не находящиеся в русском .издании: герольды и народный праздник. Отпечатки с досок сделаны были для немецкого издания раньше, чем для русского, и потому в этом последнем издании они несколько хуже. Переизданы (отпечатаны с прежних досок) 14 гравюр к коронации Анны Иоанновны в 1867 году легендарным библиографом, библиофилом, эпиграммистом и близким другом А.С. Пушкина Сергеем Александровичем Соболевским (1803-1870) для 34-го номера «Камер-фурьерского журнала», что и было отмечено самим Соболевским в «Русском Архиве» за 1867 год в №11. Портрет Анны Иоанновны гравирован X.А. Вортманом с оригинала Л. Каравака. Часть гравюр подписана О. Элигером, который впоследствии участвовал в создании дополнительных пяти гравюр. Самая легендарная из них складная «пир-обед», которую практически никто никогда не видел…
Шесть гравюр имеются в двух вариантах. Гравюра «Описание мест в церкви»: вариант 1 — размер 48,4x30,6 см. вариант 2 — 32,2x19,1 см.; гравюра «Цепь ордена св. Андрея» — в варианте 2-м маленькие орлы заштрихованы; гравюра «Герольдмейстер» — в варианте 2-м жезл обер-маршала выше головы герольдмейстера; гравюра «Трон императорский» (№17) — в варианте 2-м чертеж в черной рамке; гравюра с изображением медалей: в варианте 1-м «а медали «Богом родом и сими» Анна Иоанновна изображена в фас, во 2-м — в профиль; гравюра «Богом избран-.. на»: вариант 1 — 
размер 32,8x41,6 см., вариант 2 — 20,4x30,8 см.
Существуют также цветные варианты (раскрашенные) сборников – но цвета в них часто вымышленные и не соответствовавшие действительности. Несмотря на не самый высокий уровень гравюр, некоторые предметы исполнены довольно точно – как пример – новая большая императорская корона Анны Иоанновны (сейчас хранится в Оружейной палате Московского Кремля).

 
Большая и малая императорские короны Анны Иоанновны


Ее изображение особенно интересно, так как через год корону несколько изменили – убрали жемчуг с полушарий и заменили камень под крестом – 400-каратную шпинель сменил 500-каратный турмалин.

Брауншвейгское семейство, сменившее на троне Анну, по понятным причинам врядли думало о коронационном сборнике, но Анна Леопольдовна подумывала о собственной коронации. По крайней мере камни для новой короны были увезены в Европу. И только при Екатерине Второй их удалось вернуть в Россию.

Вступив на российский престол после переворота, вторая дочь Петра Первого императрица Елизавета перещеголяла свою двоюродную сестру – покойную императрицу Анну почти во всем. Новый коронационный сборник вышел спустя два года и оказался намного богаче, но и, честно говоря, скучнее. Описаны были до мельчайших деталий все события церемонии.
Обстоятельное описание торжественных порядков благополучного вшествия в царствующий град Москву и священнейшего коронования Ея Августейшего Императорского Величества Елисавет Петровны, Самодержицы Всероссийской, еже бысть вшествие 28 февраля, коронование 25 апреля 1742 года. Санкт-Петербург, печатана при Императорской Академии наук, 1744. С текстом и гравюрами в моей копии 236 страниц.

  

Подготовка коронационного описания началась вскоре после окончания торжеств, состоявшихся в апреле 1742 года, и продолжалась в течение ряда лет. Только к октябрю 1744 года книга была подготовлена в таком виде, что ее можно было отдать в печать (фактически работы по внесению исправлений продолжались вплоть до 1746 года). Коронационные альбомы печатались одновременно на русском и немецком языках. Первоначальный тираж составил 600 экземпляров на русском языке с черно-белыми гравюрами и 300 экземпляров на немецком языке с черно-белыми гравюрами. Позднее было допечатано еще 50 экземпляров на русском и 25 экземпляров на немецком языках. Подносных альбомов на русском языке с раскрашенными гравюрами было подготовлено всего 8 штук. Тут также цвета выбирались на вкус художников – так что документальности от них ждать нельзя.


И.Соколов по рисунку Й. Гриммеля (собрание Государственного Эрмитажа)

Издание было выполнено лучшими академическими граверами того времени (Х. Вортман, Я. Штелин, И. Соколов, Г. Качалов) и послужило образцом для многих последующих коронационных сборников. Описание церемонии коронации, отличавшейся большой роскошью, сопровождается в нем многочисленными гравюрами по рисункам И. Гриммеля на сюжеты коронационного обряда, изображением императорских нарядов и регалий и непременным портретным изображением императрицы.



Особой пышностью отличался переплет, выполненный в московских переплетных мастерских. Его отличают нанесенные на обеих крышках тисненые золотом рельефные рамки. В качестве средника на верхней крышке использована монограмма императрицы Елизаветы Петровны: «Е I ». Кроме того, во всех четырех уголках также находятся монограммы, подобные центральной, но меньших размеров. На нижней крышке средник представляет двуглавого орла . Он же повторен с большим уменьшением во всех четырех уголках. Форзацы были выполнены также в традиционной форме из пестрой бумаги, получившей название «павлинье перо» .

 
Большая и малая короны Елизаветы Первой и коронационный жетон

Эта книга была издана в трех видах:
1. С русским или чисто немецким текстом в красном сафьяновом, или обычном коричневом издательском переплёте (из первых 50-ти экземпляров для раздачи знатным вельможам и особам — см. у Битовта) середины XVIII века с тисненным каратным золотом вензелем Императрицы Елизаветы Петровны на передней крышке, российским имперским гербом — на задней и имперской атрибутикой на корешке, которая на каждом из 50-ти экземплярах была в разных сочетаниях. Все 50 экземпляров отпечатаны на дорогой Александрийской бумаге. Присутствует тройной золотой обрез. Гравюры с сильными и сочными оттисками. В немецком варианте гравюры подписаны на русском.
2. С русским или или чисто немецким текстом в кожаном издательском переплёте с тиснением золотом на корешке (крышки без тиснения), как и в первом случае, присутствует имперская атрибутика: как то герб, корона, держава и скипетр. Экземпляры отпечатаны на дорогой Александрийской бумаге. Оригинальные, ручной раскраски разные форзацы (под мрамор («marble»), «павлинье перо» и др.) и обрезами (золотой, «под мрамор», в крапинку, однотонно окрашенный: белый, красный). Гравюры, как и в первом случае с сильными и сочными оттисками. В немецком варианте гравюры подписаны на русском.
3. С русским текстом без всяких украшений на переплете и напечатаны на обыкновенной бумаге. Альбомы продавались по весьма высокой для того времени цене: 7 рублей 50 копеек — экземпляры на простой бумаге, 8 рублей 50 копеек — экземпляры на дорогой Александрийской бумаге (см. у Битовта).

Портрет Елизаветы, по оригиналу Л. Каравака, выполнен черной манерой «мастером тушевального художества» И. Штенглиным, все гравюры — И.А. Соколовым, Г.А. Качаловым и X.А. Вортманом (№9 и №23) под присмотром признанного знатока «тушевального художества» Я. Штелина. Заглавный портрет Елизаветы получился отвратительным, но по каким-то причинам императрица позволила его оставить. Интересно, что портретов Елизаветы в большой императорской короне, на сколько мне известно, нет. Есть портрет с большой короной кисти Антропова в Киевском музее русского искусства (но он написан не с натуры) и еще несколько изображений, где корона также лежит на подушке. Очевидно, гравёры за образец использовали портрет Анны Иоанновны, написанный тем же Караваком в 1730 г.



Вследствие различного рода неисправностей, обнаруженных в тексте книги, в гравированном портрете и в гравюрах, работа над изданием продолжалась еще и в 1746 г. Издание на русском языке «на первый случай» решено было напечатать в количестве 600 экз. Затем, «для случающихся дефектов», было решено напечатать дополнительно 50 экз. В сентябре 1745 г. И.Д. Шумахер обратился к Н.Ю. Трубецкому с предложением напечатать еще 900 экз., ввиду того, что «гравированные к сему описанию медные доски в печатании совершенно могут выдержать до двух тысяч экземпляров». Чтобы обеспечить распространение столь большого тиража, Шумахер предлагал издать именной указ, которым было бы поведено «взять во все коллегии, канцелярии и конторы по одной книге, а притом и в каждую губернию по рассмотрению послать по некоторому числу экземпляров, как для продажи партикулярным охотникам, так и для рассылки по городам, канцеляриям, магистратам и знатным монастырям». Не случайно Д.А. Ровинский назвал «Описание» «главным памятником русского гравирования при Елизавете». Общий тираж книги, включая допечатки, составил 1550 экземпляров, покупателями которых должны были стать государственные учреждения, монастыри, частные лица.
В Киевской архитектурной билиотеке им.Заболотного хранится один из экземпляров данного сборника, очевидно ранее он был в билиотеке Братского монастыря.

Короткое пребывание Петра Третьего у власти не вызывает вопросов об описании того, что Петром в дни его полугодичного правления не планировалось как скорое событие.

Коронационный альбом императрицы Екатерины II
Обстоятельное описание торжественных порядков благополучного вшествия в императорскую древнюю резиденцию богоспасаемый град Москву, и освященнейшего коронования Ее Августейшего Величества, Всепресветлейшия, Державнейшия, Великия Государыни Иператрицы Екатерины Вторыя, самодержицы всероссийския, матери и избавительницы отечества, еже происходило вшествие 13, коронование 22 сентября 1762 года. – СПб.




На самом деле это издание не увидело свет – в середине-второй половине XIX в. в Камер-Фурьерских журналах опубликовали описания коронаций Анны, Елизаветы и Екатерины II и приложили к ним альбомы гравюр.
Первая серия иллюстраций к «Обстоятельному описанию священнейшего коронования… Екатерины Вторыя» создана, вероятно, без ведома императрицы по инициативе организатора коронационных торжеств князя Н. Ю. Трубецкого. Имевший опыт издания альбома коронации императрицы Елизаветы Петровны он собирался повторить такой же альбом и приглашенные им художники-дилетанты в октябре 1762 – феврале 1763 гг. сделали 30 рисунков и чертежей различных коронационных предметов. В конце февраля Трубецкой намеревался отправить рисунки для гравирования в Академию художеств и в Академию наук. Однако рисунки не понадобились и не сохранились.
«Государыня указать соизволила», чтобы французский художник Ж.-Л. Девельи (1730-1804) «для снятия коронационной церемонии» стоял «при каждом объекте в способном месте». Используя наброски с натуры, Девельи при поддержке Г. Г. Орлова представил Екатерине свой замысел изображения коронации. 10 февраля 1763 г. с ним был заключен контракт, по которому «обязывается он, Девельи, сделать рисунки коронации Ея Императорского Величества по предложенному от него плану». Рисунки Девильи исполнял вместе с помощником — русским художником-перспективистом М. И. Махаевым, который рисовал архитектурные формы. Они работают вместе сначала в Москве (1763 г.), а затем 4 – 5 лет в Петербурге. В документах не раз упоминается, что рисунки должны быть гравированы в описании коронации; так, в начале 1770-х гг. об ожидании этого роскошного издания упоминает А. Шлецер. Однако, по-видимому, именно в это время Екатерина II оставила идею публикации «Описания». В 1772 г. 12 рисунков были окантованы в рамы красного дерева и, обретя самостоятельное значение, украсили одну из комнат дворца. Получив рисунки коронации, Екатерина II вскоре (в 1775 г.) уволила Ж.-Л. Девельи «в рассуждении неимения к продолжению поручаемых дел».
Издатели XIX века не знали о существовании в Архиве Кабинета медных досок коронования Екатерины II, в их поле зрения попали лишь оттиски 9 гравюр XVIII века. Были заказаны их точные копии и отпечатан альбом «Рисунки… к описанию коронования императрицы Екатерины II. 1762».
Незадолго до своей смерти Екатерина II решила заказать гравюры по рисункам Девельи – Махаева. Было подготовлено 12 медных досок и в 1796 г. завершены 4 – 5 гравюр. Остальные не были закончены. Смерть императрицы прервала работу.
После смерти Екатерины II 12 рисунков коронации в старых рамах под стеклом были переданы в Архив Кабинета. В 1827 г. они поступили в Эрмитаж. Позднее к ним были присоединены еще четыре рисунка Девельи – Махаева.
12 медных досок, законченных и незаконченных, после воцарения Павла I дважды передавали из Кабинета в Депо карт и Географический департамент. В 1827 г. в Кабинете с 9 из них были отпечатаны пробные оттиски (по 20 – 25 экземпляров). В Архиве Кабинета 12 досок хранились с 1830 г. до 1861 г., когда одну доску «не начатую гравировкою», продали на лом, а остальные 11 передали в Экспедицию церемониальных дел. Дальнейшую их судьбу пока выяснить не удалось.
Медные гравированные доски для альбомов Камер-фурьерских журналов находились в Главном дворцовом управлении и в 1910 г. переданы в Академию художеств, а оттуда в 1920-х гг. попали в Русский музей.



В 4-томном издание «Алмазный фонд СССР» (1924-26 гг.) воспроизведен один из рисунков Девельи – государственные регалии России – большая корона (сделанная как раз к коронации Екатерины ювелиром Экартом, бриллиантщиком Позье и другими) на подушке, скипетр, держава и порфира (мантия).

Ни Павел Первый, ни Александр Первый не оставили потомкам ничего, кроме церемониалов коронаций. Причины остаются неясными – особенно в случае с Александром, правившем 24 года. Изображения коронаций обоих монархов есть (это и полотно Квадаля и работы Алексеева, это зарисовки убранства Успенского собора Кремля в 1801 г.), но отсутствие официальных изданий – загадка.

При подготовке материала использована собственная информация, а также информация издательства Альфарет, статья М.А. Алексеевой (Спб) "Коронация императрицы Екатерины II: рисунки, живопись, гравюры", сайтов:

http://sales-books.by.ru, http://sovet.geraldika.ru, http://www.ekaterina2.com
спасибо Дмитрию baronet65 и Екатерине catherine-catty (сами знают за что:))

Comments 
25th-Mar-2009 09:58 pm (UTC)
Большое спасибо за исчерпывающий ответ на мою просьбу. А благодарить меня совершенно не за что!
25th-Mar-2009 10:03 pm (UTC)
Ну - доброе слово и кошке приятно:))))
25th-Mar-2009 10:19 pm (UTC)
А мне то за что? Я тут вообще не при чем.
25th-Mar-2009 11:00 pm (UTC)
А ты мне когда-то сказала о книге про Петра Второго:)))) и я "докопался" до РГАДА и дела, где были рисунки к коронации:)
26th-Mar-2009 08:31 pm (UTC)
Неисповедимы пути господни.
25th-Mar-2009 10:28 pm (UTC)
Александр крайне не любил публичные церемонии, к тому же, во время коронации он пребывал в крайне угнетенном состоянии. Вероятно, вспоминал отца. Так что, конечно, ему не хотелось иметь предмет, напоминающий об этих днях.
25th-Mar-2009 11:02 pm (UTC)
я тоже думал об эмоциональной причине, но с другой стороны - речь шла о почти государственном документе. Интересно, почему Павле не стал делать - вот кто уж был маньяком церемоний и всяких условностей и ритуалов, а почему-то ни ответа, ни привета - я читал только Церемониал его коронации - и все...
26th-Mar-2009 08:33 pm (UTC)
А вот насчет Павла даже предположить ничего не могу. Совершенно не в его духе. Время было. Возможность - тоже. Желание, полагаю, - хоть отбавляй.
26th-Mar-2009 11:00 pm (UTC)
вот для меня это загадка, попробую в Эрмитаже в апреле поспрашивать. Может, готовили что-то. Но 4 года готовить... Странно очень. Вспомни роскошные проекты герба Российской империи. Да и еще странно - его коронация (если так можно назвать) или возведение в ранг гроссмейстера Ордена Св.Иоанна Иерусалимского - тоже, достойное специального издания событие - и снова - тишина... Только парочку примитивных гравюрок видел.
Остается сказать: "Странный Вы, товариСЧ..." Корону он почти не снимал, церемониями практически жил - а два таких эпохальных действа - и только две картины и официальный сухой церемониал на нескольких страничках в тоненькой папочке...
27th-Mar-2009 05:22 pm (UTC)
Странная личность Павел был, странная. Нам не понять.
18th-Feb-2011 08:30 pm (UTC)
Предположения. Да. Ну, а о Его стремлениях по объединению церквей, которые далеко не в момент восшествия на Престол родились, а гораздо раньше, Вы слышали? Идея постройки Михайловского замка, пронизанного символикой Главы Царства-Империи, являвшегося одновременно и Главой Вселенской Христианской Церкви, тоже ведь основывалась на этом. Не считал ли он поэтому коронацию в начале царствования преварительной? Ведь и Царь Иван Васильевич принял в своё время новое помазание...
Почему бы нет?..
19th-Feb-2011 09:12 am (UTC)
Да - тоже хорошее предположение. Но кремлевская коронация очень тщательно продумывалась... в общем, Павел Петрович и тут отличился.
19th-Feb-2011 07:28 pm (UTC)
Да. Очень много людей на сравнительно небольшом пространстве -- поневоле задумаешься о логистике. :))
Кроме того, Государь, судя по всему, искренне верил во всё происходящее.
30th-Apr-2010 04:42 pm (UTC)
Мне довелось видеть и неоднократно пересматривать коронационный альбом Александра III в чёрной обложке, там была какая-то необычная бумага у форзацев, волнистая и тиснёная; внутри гравюры с события, гравюры родственников и гостей, а также гравюры многочисленных подарков.
19th-Feb-2011 09:14 am (UTC)
Сборник Александра Третьего уступал отцовскому и бумагой и размерами. Даже аукционщики ценят больше альбом 1856 г.
В любом случае - сейчас это всё раритеты и нам с Вами повезло ознакомиться с ними)
This page was loaded Nov 20th 2018, 5:24 am GMT.