?

Log in

No account? Create an account
Пусть годы проходят, живёт на земле любовь. И там, где расстались, мы встретились нынче вновь...
Добро пожаловать!
Церковь в честь Святого Василия Великого (Трёхсвятительская). Утраченные храмы Киева. 
1st-Mar-2009 12:45 am

Надднепровские холмы раньше венчало гораздо больше куполов, чем теперь. Два небольших купола Васильевской церкви и ее колокольни почти не доминировали в панораме (по сравнению с куполами лавры, Никольского военного собора и Андреевской церкви), но сама церковь стояла в почти неизменном виде с конца XVII века.



Путаница с названием храма прочно вросла в киевскую историю, поэтому до сих пор ее название пишется в нескольких вариантах. Еще в XVII столетии считали, что небольшое здание напротив построек Киево-Михайловского Златоверхого монастыря возведено еще во времена князя Владимира Великого (А. Кальнофойский «Cerkiew ś. Bazylego na samy przod zmurowana od Wielkiego Włodzimierza»: Τερατούργημα..., 1638, стр. 25.). В челобитной игумена Киево-Братского монастыря, поданной царю Михаилу Федоровичу в апреле 1640 г. по вопросу о реставрации Трехсвятительской церкви, последняя называется «построением прародителя государева святаго равноапостольного великаго князя Владимира, нареченного во святом крещении Василия». «Строением великого князя Владимира» называется Трехсвятительская церковь и в другой челобитной — московским царям Иоанну и Петру, посланной из Киева в 1688 г. (С. Т. Голубев. К истории Киевской Трехсвятительской церкви за вторую половину XVII столетия. ТКДА, Киев, 1899, кн. I (январь), стр. 111.).
Распространенную среди киевских церковников XVII в. датировку храма некритически усвоили и первые исследователи киевских древностей. Так, Н. Самойлов (Н. Самойлов. Киев в начале своего существования. М., 1834) считал, что существующая Трехсвятительская церковь есть «остаток Владимирова века». Автор не сомневался даже в том, что это именно та первая церковь, которая была поставлена Владимиром на холме, где до этого стояли деревянные кумиры. Н. Самойлов считал, что даже слова «повеле рубити церкви» не опровергают его мнения, ибо, по его словам «можно рубить и из камня». Автор оставлял, однако, возможность и иного решения: «Если, по введении христианской веры тотчас для поспешности срублена была и деревянная..., то вскоре сооружена каменная». Изучение самой постройки приводило Н. Самойлова к окончательному убеждению в правильности его соображений. Васильевская и Десятинная церкви, по его мнению, «складены из тонких четвероугольных кирпичей на толстом греческом цементе, а по сему нет сомнения, что основание ныне существующей Трехсвятительской церкви весьма древнее, требующее согласиться с Киевским месяцословом, что строение оной времен Владимира».
М. А. Максимович также считал, что Трехсвятительская церковь сохранилась от времен Владимира. «На древнем остатке ее», по словам автора, построена в 1695 г. (при В. Ясинском) сохранившаяся до недавнего времени церковь (М. А. Максимович. Обозрение Старого Киева, 1839).
Автор описательного текста к изданию И. Фундуклея «Обозрение Киева в отношении к древностям»(Фундуклей И. Обозрение Киева в отношении к древностям. Изданное по Высочайшему соизволению киевским гражданином Иваном Фундуклеем. Киев Типография И.Вальнера 1847г. viii, xvi, 111 с.)полагал, что «первоначальная Васильевская церковь была поставлена деревянная, но потом построена каменная, может быть теми же мастерами, которые вызваны были для построения Десятинной церкви».


Трехсвятительсая церковь. Акварель Ф.Солнцева, 1830-40-е гг.

О постройке деревянной церкви Василия на холме, «идеже стояща кумиры Перун и прочии, идеже требы творяху князь и людье», киевская летопись повествует в числе первых мероприятий новообращенного князя (Ипат. лет. 6496 (988) г. Об этом же говорится в летописном рассказе о поставлении Владимиром кумиров на холме в 980 г., который заканчивается словами «на том холме ныне церковь есть св. Василья, якоже последе скажем» [Ипат. лет. 6488 (980) г. ].). Местоположение Перунова холма, на котором была сооружена новая христианская церковь, посвященная патрону самого князя, старые историки Киева неоднократно пытались установить, опираясь в первую очередь на сохранившуюся до середины 1930-х гг. каменную церковь Василия, которую одни рассматривали как непосредственный «остаток Владимирова века»(исследования Н.Самойлова), другие как несколько более позднюю постройку, но выстроенную на старом месте, взамен древней деревянной церкви. Но в качестве наиболее распространенного доказательства связи местоположения Трехсвятительской церкви с древним храмом Василия, а тем самым и с Перуновым холмом служила близость сохранившейся до наших дней церкви к тому крутому въезду на Андреевскую гору, с которым уже издавна, хотя и без особых к тому оснований, связывалось древнее летописное название Боричев взвоз (исследования М.Максимовича и Б.Антоновича) гораздо правдоподобнее усматривать нынешний Андреевский спуск, находившийся в непосредственной близости к древнейшему городищу, расположенному на северной оконечности Андреевской горы. Давно уже высказывалась весьма правдоподобная догадка, что Перунов холм находился с другой стороны от Боричева взвоза, т. е. на том обрыве Андреевской горы, где расположена нынешняя Андреевская церковь (Н. И. Петров. Историко-топографические очерки древнего Киева. Киев, 1897; К. В. Шероцкий. Киев. Путеводитель. Киев, 1917). Из сказанного явствует, что сохранившаяся до нашего времени церковь Василия (Трехсвятительская) не только не является «остатком Владимирова века», но и стоит, по-видимому, совсем не на том месте, где находилась некогда древнейшая деревянная церковь, выстроенная Владимиром на Перуновом холме.
Древняя каменная церковь Василия была выстроена в начале 80-х годов XII в. «на Велицемь дворе», т. е. на большом княжеском дворе, князем Святославом Всеволодовичем. 1 января 1183 г. церковь была весьма торжественно освящена («священа великим свяшением») при участии Киевского митрополита Никифора, епископа Юрьевского и архимандрита Печерского Василия. После освящения князь «созва на пир» не только «весь святительский чин» во главе с митрополитом, но и «кияны»; участники пира, по словам летописца, «были весели» (Ипат. лет. 6691 (1183) г.).
Обстоятельства «великого священия» и местоположение нового храма на «велицем дворе» свидетельствуют о дворцовом характере новой постройки. Спустя ровно четырнадцать лет, 1 января 1197 г., кн. Рюрик Ростиславич столь же торжественно освящал «великим священьемь» новую церковь Василия, выстроенную им в честь своего патрона («во имя свое») в Киеве «на новом дворе».
Местоположение Нового двора по всей видимости до наших дней не установлено, в своей работе Каргер призывает не отождествлять Васильевскую церковь с храмом Рюрика Ростиславича.
События 1240 г, не могли пройти бесследно для церкви Василия, стоявшей на княжом дворе, т. е. в том районе города, который подвергся наиболее сокрушительному разгрому и грабежу. Однако сама постройка при этом все же уцелела, хотя и находилась в запустении. В 1573 г. некий Филипп Одоний просил у кн. Владислава Збаражского и наместника киевского Василия Рея, «абыхмо ему церковь мурованую, которая от немалого часу в пусте лежит, против замку киевского, подле Михайла Златоверхого святых трех святителей... дали». Письмо Одония было уважено и ему было позволено «держати» Трехсвятительскую церковь и пользоваться ее угодиями «до живота его». В 1638 г. Петр Могила, отобрав Трехсвятительскую церковь от униатов, передал ее Киево-Братскому монастырю, обязав «поделывать и строить ее» (С. Т. Голубев. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники, т. II. Киев, 1898). Для работ по обновлению церкви монастырь ходатайствовал в Москве «о царских милостынях» и вскоре получил от царя Михаила Федоровича «на всякое церковное и монастырское строение соболей на сто рублей».



Между 1658—1660 гг. Трехсвятительская церковь сгорела (во время восстания гетмана И.Выговского против московских властей артиллерийским огнем разрушили купол и перекрытия).
В 1688 г. Киевский митрополит Гедеон Четвертинский просил у царей Иоанна и Петра разрешения разобрать руины двух древних киевских храмов — церкви Василия и церкви Екатерины, «которые стоят обветшавши и пусты», а строительные материалы из них употребить на починку Софийского собора (С. Т. Голубев. К истории Киевской Трехсвятительской церкви за вторую половину XVII столетия. Киев, 1899). Однако разрешения московского правительства на разборку названных храмов Гедеон не получил. Киевскому воеводе И. В. Бутурлину «с товарищи» было предписано сделать описание обветшавших церквей и составить сметную роспись, сколько старых каменных припасов на починку Софийской церкви будет, и что каких припасов на то церковное строение надобно изготовить вновь». В июне того же 1688 г., по-видимому, узнав о московском предписании, игуменья Киево-Михайловского монастыря подала царям Иоанну и Петру прошение передать руины Трехсвятительской церкви названному монастырю, не имевшему своей церкви. В челобитной состояние развалин древнего храма описывалось следующим образом: «В городе Киеве старая церковь каменная во имя трех святителей, Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, и у ней только порушились одни главы и строение великого князя Владимира, а около той церкви близко дворов нет, только одне житницы их великих государей». Монахини просили, чтобы ввиду того, что «государского жалования им, руги, против иных монастырей, нет... чтобы великие государи пожаловали, велели ту церковь починить и огородить и их в том монастыре построить».
Вскоре в Москве был получен ответ от киевского воеводы, который описывал состояние храма в значительно более мрачных красках и, по-видимому, более объективно, чем это делали монахини: «Церковные каменные стены св. Великого Василия, — писал Бутурлин, — во многих местех разселись, глав церкви и сводов нет, обвалились с давних пор; а мочно ль тое церковь, не разбирая, починить, и своды и главы те стены удержат ли, и сколько на починку той церкви каменных и всяких припасов надобно, того осмотреть и сметить некому, каменных дел подмастерья нет».
Ввиду неопределенности ответа о возможности восстановления храма вопрос был отложен, а челобитчицам было решено выстроить новую деревянную церковь.
Вскоре митрополит Гедеон умер, и киевскую кафедру 2 июня 1690 г. занял Варлаам Ясинский. Прибыв по вызову московского правительства в Москву и осыпанный там царскими милостями, новый митрополит среди многих просьб ходатайствовал о восстановлении Трехсвятительской церкви. В челобитной Ясинского состояние древнего памятника описывалось вновь в весьма мрачных красках, причем митрополит намекал, что «нерадение о той церкви и нестроение же и запустение» достигло таких размеров, «каково не бе и при державе ляцкой», при которой церковь была отдана «в дозор и владение» Братскому монастырю. Лишь после пожара, который произошел в воеводство Василия Бутурлина, церковь была «обращена в житницы запасов».
По словам челобитной, «Трехсвятительская церковь стоит пуста, обветшала и попремногу разорена, сотиснена же окрест амбарами житниц и запасов от воевод киевских».
Вскоре в Киев был послан приказ снести амбары, расположенные вблизи церкви, вопрос же о «строении» церкви был опять несколько отложен впредь до того, «как с неприятелми басурманы война кончится».
Реставрация храма, начавшаяся, по-видимому, около 1692 г., протекала довольно медленно. Во всяком случае на плане Киева, составленном в 1695 г., Трехсвятительская церковь изображена еще далеко не законченной, не доведенной даже до сводов (План Киева, составленный в 1695 г. Киев, 1893.). Это изображение не позволяет согласиться с широко распространенным мнением, высказанным впервые М. А. Максимовичем, считавшим, что Трехсвятительская церковь была реставрирована в 1693—1694 гг. и 30 января 1695 г. было освящена (М. А. Максимович. Объяснительные параграфы о Киеве. Собр. соч., II, Киев, 1877, стр. 63; ср.: Н. И. Петров. Историко-топографические очерки..., стр. 126; Н. Закревский (Описание Киева, т. I, стр. 210) относил возобновление церкви даже к 1693 г.).
О дате завершения реставрационных работ косвенно свидетельствует пространная надпись на гравюре Илариона Мигуры, поднесенной им 1 января 1707 г. генеральному судье Запорожского войска Василию Кочубею. На гравюре изображен небольших размеров трехкупольный храм, а в нижней части ее находится герб Кочубея и весьма витиеватого стиля многословная поздравительная надпись, обращенная к нему, из которой можно понять, что Мигура восхваляет Кочубея за то, что тот, следуя «благословительному совету» Варлаама Ясинского, принял участие в возобновлении Трехсвятительской церкви.
По-видимому, реставрационные работы были завершены окончательно лишь в первые годы XVIII в. Еще при Варлааме Ясинском, вероятно, была разобрана западная пара столбов четырехстолпной церкви XII в., так что свод стал опираться непосредственно на стены здания (Ф. Л. Эрнст. Киïвська архiтектура XVII ст. 1926). Кочубей, продолжая реставрацию, пристроил к прямоугольной основе здания пятигранный притвор, во всю ширину здания, похожий на западную часть трехглавых церквей с трехчастным планом. В дополнение к большому барабану с главой Кочубей поставил главы над притвором и алтарем. Таким образом, древний храм, получив некоторую трехчастность в композиционном решении и завершение тремя главами, расположенными по оси восток—запад, в значительной степени приблизился к украинским трехглавым церквам с трехчастным планом.
Обновив Трехсвятительскую церковь, Варлаам Ясинский, по-видимому, тогда же организовал при ней мужской монастырь «к житию престарелых и больных монахов Киево-Софийского и других киевских монастырей». Однако вновь основанный монастырь просуществовал всего восемьдесят лет. В 1775 г. он был закрыт. В 1935—1936 гг., в связи со строительством правительственного центра в этом районе Киева, церковь Василия была разобрана, к сожалению, не подвергнувшись серьезному архитектурно-археологическому исследованию.


Разрушение храма в 1935-36 гг. (Из коллекции М. Кальницкого)


Церковь в процессе разрушения.


Изначально
Церковь Василия представляла небольшой, кубического типа, четырехстолпный одноглавый храм. План постройки почти квадратный, но благодаря значительно выдвинутым на восток апсидам несколько вытянут по оси восток—запад.



С западной стороны к церкви примыкал высокий пятигранный притвор, выстроенный при реставрации 90-х годов XVII в. Западная часть древнего храма при постройке притвора была значительно искажена: вместо древнего портала был сделан широкий проем, соединивший притвор с храмом, разобрана западная пара столбов
.



С южной стороны к храму был пристроен придел, значительно уступавший древней части храма по
высоте. Древние своды и купол храма не сохранились; по-видимому, они рухнули после пожара в 50-х годах XVII в. и восстановлены в конце XVII в. Стены апсиды и восточная пара столбов сохранились до уровня пят сводов. Равнослойная кирпичная техника кладки этих частей здания , а также размер кирпича и характер известкового раствора с примесью толченого кирпича неоспоримо подтверждают изложенные выше соображения о дате памятника. Кладка этого типа была распространена в Киеве во второй половине XII в. На внутренней поверхности стен церкви на уровне пят сводов и арок местами сохранились шиферные карнизы. К средним лопаткам южного и западного фасадов примыкали значительного диаметра полуколонны. Средние лопатки западного фасада не сохранились. Д. В. Айналов (Д. В. Айналов. Искусство киевского периода. В кн.: История русской литературы, т. I. Изд. АН СССР, М. — Л., 1941) утверждал, что полуколонны на фасадах церкви Василия были полые внутри. Обследовать эту особенность при разборке церкви в 1930-е гг. не удалось. В руинах малого храма Зарубского монастыря, раскопанных Н. Беляшевским в 1907 г., действительно были обнаружены полые полуколонны (М. К. Каргер. Развалины Зарубского монастыря и летописный город Заруб. СА, XIII, М. — Л., 1950).


Детали кладки южной стены.

Сохранившееся на южном фасаде
храма древнее окно с полуциркульным завершением имеет простой профиль и лишено какого-либо декоративного оформления. В том же членении южного фасада сохранился выложенный кирпичной кладкой декоративный крест под двускатным навесом.

Деталь южного фасада.

К южной стене в
XVIII в. на средства запорожских козаков пристроили приземистую часовню с небольшим грушевидным завершением.
Интерьер храма украшал иконостас в стиле рококо. В 1887 г. храм расписан Шмидтом. В 1888 г. храму было возвращено историческое название – в честь Василия Великого. Имела два придела - в честь Св. Василия и Св. Ольги.
В 1914 г. при Старокиевской Васильевской церкви (еще один вариант названия) служили: протоиерей Скрипчинский Еф.В., диакон Базилевич Ант.В., староста Кравченко Ант. Г.


 



В 1901-1904 гг. по проекту архитектора В. Николаева на ул. Трехсвятительской (сейчас этот участок соответсвует ул. Десятинной, 2-4) выстроена трехъярусная колокольня в нео-русском стиле. Ярусы разделялись широкими карнизами. Фасады украшались кирпичным декором (крестами, нишами). Карнизы первого и третьего ярусов были украшены кокошниками. Купол здания был грушевидной формы, что несколько смягчало несоответствие стилей церкви (формы украинского (мазепинского) барокко) и колокольни.

Колокольня была разобрана в числе первых в Киеве – в 1929 году.

При наложении плана Киева 1925 г. на фото из космоса (Google Earth) можно увидеть, что здание МИДа занимает место пристройки Васильевской церкви и частично занимает место одноэтажного здания с воротами, над которыми находилась колокольня.

При подготовке материала использованы фрагменты книг: М.Каргер «Древний Киев. Памятники киевского зодчества X-XIII вв.», К.Третьяка «Втрачені споруди та памятники Києва», Г. Лукомского "Памятники церковной и гражданской архитектуры Киева XI-XIX вв."
Отдельная благодарность М.Кальницкому за помощь в установлении точного местоположения храма.
Также использованы ресурсы сайтов http://www.archeologia.ruhttp://www.petegren.com 

 

Comments 
6th-Mar-2009 08:17 pm (UTC)
тюююююююю )) я был готов поспорить, что трехъясрусная колокольня (одна из посл фоток) - это часовня Иоанна на углу БЖ и Владимирской! ((
7th-Mar-2009 08:12 am (UTC)
тююю:))) у тебя ж есть эта фотография, часовня совсем другая - сходства там немного
7th-Mar-2009 08:56 am (UTC)
лоханулся )
This page was loaded Sep 15th 2019, 5:33 am GMT.